meyher-foto

Несмотря на то что Надя уже трижды ушла из «ВИА Гры», мы упорно продолжаем ассоциировать ее имя с группой. Наверное, многие мужчины до сих пор мечтают увидеть ее хотя бы во сне. А что снится самой Надежде и чем она сейчас живет?

Надя, что вы помните о своем детстве?

— Самые яркие воспоминания — это летние каникулы у бабушки. Я родилась в селе Збручивка Хмельницкой области и жила там до четырех лет, а потом мы с родителями переехали в районный центр Волочиск. Но каждое лето я приезжала к бабушке в село. Детей там было много, мы собирались большой компанией и просто феерично проводили время: лазили по деревьям, строили халабуды, играли в дочки-матери и женихи-невесты, ходили в поля, воровали горох и клубнику у соседей, играли в прятки в заброшенном клубе…

— А петь вы начали тоже в детстве?

— Нет, в детстве я танцевала и занималась с репетитором английским — мама хотела, чтобы я стала переводчиком. Планировалось, что поступлю в тернопольский иняз, но — такая избитая фраза — от судьбы никуда не убежишь: вдруг в 11 лет я начала танцевать. До этого, как все дети, тоже чем-то занималась — легкой атлетикой, музыкой, — но в какой-то момент попала в коллектив народного танца — и осталась там. Скажем так, я влюбилась в Господина Танца — все остальное стало мне неинтересно. Потом обнаружила, что, танцуя, можно выражать любые эмоции: плакать, смеяться — все что угодно! И я поняла, что в новом любимом деле смогу реализовать свои актерские задатки на все 100 96. Словом, очень сильно увлеклась танцами, и в моей жизни это сыграло судьбоносную роль. Когда мне было 15 лет, мы выступали в Хмельницком, и там меня заметил хореограф — преподаватель из педагогического училища, у которого был свой коллектив народного танца. Он подошел к моему учителю и сказал: «Вот эта девочка очень яркая, я бы хотел ее пригласить в свой ансамбль». Мама, конечно, была против: «Это не работа, это не профессия. Это несерьезно!» Но я настаивала. И как настоящий Овен, стояла до конца. Я уперлась — и все: только это и ничего другого! В конце концов все-таки пошла учиться в педагогическое училище. Но не для того, чтобы стать учителем, а чтобы танцевать.

— А кто из артистов и танцоров в частности вам тогда нравился?

— С детства меня очень вдохновлял Майкл Джексон. У него я училась тому, как вести себя с публикой, как отдаваться работе. Когда он выходил на сцену, люди сходили с ума — и для меня это стало примером того, как именно нужно работать.

— Вашим друзьям тоже нравился Майкл Джексон?

— Признаться честно, у меня нет друзей. Есть люди, с которыми приятно общаться. Но то, что у меня нет друзей, совершенно не значит, что мне не к кому обратиться за помощью или что не обращаются ко мне. Просто я не знаю, что такое друг. Вот когда встречаются родственные души — это мне понятно. Может быть, такого человека и можно назвать другом? Но если заглядывать глубже, то я считаю, люди встречаются не случайно — их сводит судьба, и им чему-то друг у друга нужно научиться. Или вот бывает: люди увиделись, но им кажется, что они знакомы уже очень давно. Жизнь -это течение, движение, бесконечное развитие. Люди могут идти рядом какое-то время, а потом разойтись -или могут провести вместе всю жизнь, если развиваются параллельно. Да, это такие немного эзотерические вещи, но я в них верю.

— Интересуетесь эзотерикой?

— Да. В моем роду были люди с экстрасенсорными способностями. Я и сама очень давно, можно сказать, «дружу» с параллельным миром. Например, мне все время снятся вещие сны. Постоянно! Еще во сне ко мне часто приходят предупреждения о будущих проблемах. И люди снятся: раскрывается их истинная сущность, они предстают теми, кем являются на самом деле. Ведь когда человек сидит перед тобой наяву, он же не показывает свою сущность, не говорит, что на самом деле чувствует по отношению к тебе. А в моих снах все маски снимаются. Но я бы не хотела об этом рассказывать — мне кажется, это пугает людей. У меня нет и никогда не было желания развивать свои способности в этом смысле. Но я точно знаю: с нами всегда случается то, что нам под силу, что должно произойти именно сейчас. Долгое время я не могла принять свои возможности — сопротивлялась своей внутренней силе и не хотела выпускать ее наружу. Я почему-то боялась себя. Но в какой-то момент встретила человека, который помог мне снять для себя это табу. Я дала возможность Вселенной делать со мной все, что она хочет.

— Как вы относитесь к популярным социальным сетям? Вы зарегистрированы где-то — в «Одноклассниках», например, или на «Фейсбуке»?

— У меня долгое время было предвзятое отношение к соцсетям. Мне кажется, там столько мусора! Например, тот же «Инстаграм»: люди показывают не только себя в разных ракурсах, но и все подряд: что едят, что носят, в какой комнате находятся… У меня это вызывает какое-то отторжение. «Фейсбук» более серьезный, но я лишь недавно зарегистрировалась там лично. Моя официальная страница существует с 2012 года, ее по собственной инициативе создал и ведет один мой поклонник, с которым мы давно дружим, а вот мне лично нужна была веская причина, чтобы зарегистрироваться. И она появилась. Дело в том, что я давно занимаюсь благотворительностью и в определенный момент поняла, что с помощью соцсетей будет возможность помогать более эффективно. Ну и конечно, еще хочется делиться какой-то важной информацией с читателями.

— А как вы занимаетесь благотворительностью?

— Недавно у меня возникла идея: продавать личные вещи, а вырученные деньги отдавать нуждающимся. Это моя одежда, которую я надевала всего несколько раз, все практически новое. Не могу сказать, что это предложение вызвало ажиотаж, но тем не менее вещи продаются. И уже на вырученные деньги мы помогли болеющему мальчику. Плюс, как только появляется возможность, я выделяю собственные деньги — передаю в детские дома, беженцам, болеющим. Мне кажется, любой человек должен по мере возможности помогать. Есть такая система, когда с помощью мобильных операторов люди просто переводят, скажем, по 10 гривен. Вот сбросились 200 000 человек — и это уже внушительная сумма, можно помочь нескольким больным детям.

— Тема детей вам, должно быть, особенно близка — у вас их двое: сын и дочь…

— Дети — это какое-то восьмое чудо света. Я после родов что над первым ребенком, Игорем, двое суток не спала, что спустя 10 лет над вторым, Аней. Не могла сомкнуть глаз, не могла на них насмотреться. Когда уезжала на гастроли, это всегда был стресс. Я очень сильно переживала, плакала и скучала по Игорю. Тогда с ним оставались моя мама и няня. Впрочем, как и сейчас с Анечкой.

— Вы всегда хотели большую семью?

— Если честно, я вообще никогда не горела желанием создать семью, не стремилась к замужеству. У меня не было ощущения, что семья -это очень важно. Я свободолюбивый человек и способна сама себе заработать на жизнь. Но в нашем случае с Мишей это действительно любовь, это действительно судьба. Ведь понимаете, если люди проходят мимо своей судьбы по той или иной причине, у них может никогда больше не быть второго шанса. Как можно пройти мимо? Не выдержать трудностей, испытаний. Ведь идет в любом случае проверка на прочность. Люди — существа слабые, им хочется всего и сразу, им хочется быстро, легко и просто. Но такого не бывает… Поэтому что бы ни говорили друг другу, как бы ни было обидно и больно, мы понимаем, что если разбежимся, то наша жизнь будет разрушена.

— А что почувствовали, когда впервые увидели Михаила?

— Когда я увидела Мишу, сразу подумала: какой интересный мужчина! А поскольку раньше подобных мыслей по отношению к другим у меня не возникало, поняла, что это может быть серьезно. Я обожаю одиночество, мне никогда не бывает скучно со своими мыслями и фантазиями, но, несмотря на это, почувствовала: Миша появился в моей жизни не просто так. Это не какой-то очередной роман, а что-то серьезное и судьбоносное. Хотя мы с ним оба очень непростые по характеру люди, две сильные личности. И чтобы эти две силы как-то усмирить, слить воедино и наслаждаться жизнью, нам пришлось, конечно, очень много поработать — и над собой, и над отношениями, и друг над другом. О, еще как!

— А как вы работали над собой?

— «Мужчина уйдет от идеальной женщины, если встретит настоящую» — согласна с этим изречением на все сто! Идеальная женщина всегда пытается подстроиться, пытается быть такой, какой ее хотят видеть. А настоящая — такая, какая она есть. Мне кажется, для женщин это очень важная вещь — быть настоящей. От меня пока никто не уходил, но настоящая ли я — лучше спросить у других. Во всяком случае, я к этому стремлюсь. А вот идеальной никогда не хотела быть, подстраиваться под кого-то считаю сверхунизительным. Конечно, это не значит, что не нужно идти на компромиссы.

Зачастую я интуитивно предугадываю события. Поэтому для меня было очень важно найти такого мужчину, который был бы готов меня слышать, чувствовать и доверять безоговорочно. Мы с моим мужчиной уже научились доверию. Я его не ревную, например, да и он меня тоже. Еще, мне кажется, женщине нужно учить мужчину чувствовать. Потому что большинство из них нацелены на материальное, а не на духовное.

— Неужели только ради творчества? А вот если бы на вас сейчас свалился миллион долларов, неужели бы вас это не обрадовало?

— Нет, мне это неинтересно. Понимаете, из пустоты может появиться только пустота. Просто так получить деньги — это пустота. Всегда, когда ты получаешь за что-то — если умеешь, конечно, радоваться, — происходит возврат энергии. А так за что мне этот миллион долларов? Вот за актерскую роль или за концертную деятельность — другое дело. Мне нравится вкладывать себя — тогда намного приятней получать отдачу. Ну и конечно, хотелось бы, чтобы кто-то тебе помогал, творческой личности просто необходима опора. Нужно, чтобы в тебя кто-то верил, причем кто-то один. Если тебя любят и уважают многие, эта энергия как-то рассеивается. А когда в тебя начинает верить один очень авторитетный — для тебя в том числе — человек, когда он помогает осуществлять все твои идеи, это совсем другое дело. Пока я такого человека не встретила. Очень часто сталкиваюсь с тенденцией: хапнуть по-быстрому — и получить деньги. А мне хочется делать что-то самобытное, настоящее, живое… Для этого нужен продюсер, одной очень нелегко. Вот я, скажем, с детства увлекаюсь поэзией. Помню, как нашла у мамы на полке томик Александра Блока и влюбилась в его стихи, в его почерк. А писать я начала в 2006 году. Если бы у меня был продюсер, он бы почитал мои стихи и сказал: «Эти — берем, эти — не берем. Оформляем вот так». Договорился бы обо всем с издательствами, с магазинами… Как в Европе — там же все иначе, там люди не стесняются творить. Когда идешь по художественной галерее, думаешь: «Я же тоже могу такое нарисовать!» Но оно продается. Вроде, казалось бы, простейший мазок, но при этом автор вложил туда что-то. Там люди по-другому смотрят, по-другому чувствуют — более свободно. У нас же все направлено в сторону коммерции, тяжело быть творческой личностью в нашей стране. Но при этом я все равно люблю Украину!

— Любите, несмотря ни на что?

— Да. Я люблю свой город и свою страну, несмотря на то что пока не вижу света в конце тоннеля. Но мне нравятся украинцы, я сама украинка. Я исколесила всю страну вдоль и поперек и точно знаю, что она прекрасна.

— А какие еще страны вам нравятся?

— Очень люблю Европу, но жить там не хотела бы — в гостях хорошо, а дома лучше. Тем не менее обожаю Францию. Я впервые побывала за границей в 16 лет, именно в этой стране. С тех пор нигде за рубежом не бывала так часто, как в Париже. Однажды, когда я путешествовала по Франции на машине и застряла в каких-то лугах, почувствовала запах, который очень похож на аромат наших украинских лугов. Сразу стало так тепло на душе! А вот в Японии мне было некомфортно. Умом понимала, что технологически эта страна гораздо более развита, чем Украина, но мне казалось, что я на другой планете. Это совсем не мое. Хотя привезла из Гонконга около 60 диких орхидей разных видов, которые я обожала и коллекционировала. Они со временем, конечно, погибли — нужны были определенные условия жизни, которые я не могла обеспечить из-за занятости. Сейчас, кстати, ничего не коллекционирую. А когда-то собирала еще шутов. Хотя что шутов коллекционировать — их и так полно в жизни… Шуты изображаются, как правило, с полуулыбкой, но за этой улыбкой всегда есть какая-то своя драма. Для меня это ассоциация с людьми, которые из себя пытаются изображать тех, кем они не являются, при этом у них нет возможности стать другими. Вот такая неизбежность существования. Ведь все мы идем каким-то своим путем и в какой-то момент, засуетившись, задрав нос, сходим с него. Когда понимаем это, стараемся вернуться. У кого-то это получается, а у кого-то не хватает сил, мудрости, воли. Знаю очень много таких примеров.

— Значит, вам часто приходилось разочаровываться в людях?

— Знаете, я особо никогда ни в ком и не очаровывалась, чтобы потом разочароваться, понимаю, что все мы — люди. Крайне редко можно найти человека, который не просто умственно и интеллектуально развит, но еще и человечен, мудр. Не помню, чтобы я кем-то восхищалась до умопомрачения, всегда была какая-то дистанция. Если ты кем-то очарован, то уже не можешь сохранять трезвый взгляд. А я за то, чтобы стараться быть максимально трезвым человеком всегда. Однако это не значит, что я не умею радоваться жизни. Конечно, умею! Но при этом не мыслю однобоко, а всегда пытаюсь с нескольких сторон заглянуть в свою жизнь, в жизнь других людей. Поэтому, понимая тонкости человеческой психологии, никогда не бываю категоричной, не говорю: Не смогу простить этого никогда. К тому же я прекрасно знаю: человек, который оступается, сам платит. Платит, поверьте! И вам для этого не нужно прикладывать никаких усилий. Это же законы Вселенной — они работают очень четко. Единственное, что я могу сделать, когда увижу что-то не устраивающее меня — не устраивающее серьезно, — это уйти. Но исправлять человека, переделывать его как-то… Я понимаю, что проступок может повториться. Конечно, люди меняются, но есть крайняя точка — есть ноль. И когда человек поступает так, что твои чувства обнуляются, это однозначно знак: все, хватит барахтаться в одной луже, пора начинать какой-то свой путь. Конечно, человек может измениться, но тогда это уже будет другой человек. Да и когда тебя обнуляют, ты тоже становишься другим. Словом, я не из тех, кто будет сохранять отношения, когда они уже изжили себя. Я не цепляюсь за материальные вещи, мне это неинтересно.

— А что для вас нескучно? Что вас может удивить в жизни?

— Меня очень сложно удивить. Даже не знаю… Вот сейчас я удивлена тем, что отвечаю взаимностью на любовь мужчины. Да, для меня удивительно, что я могу любить, к тому же так долго.