Olesya-Stefanko1

..Я спрашивала себя: почему это случилось со мной? Сейчас верю, что моей жизнью управляет кто-то очень добрый, и, возможно, это было сделано для того, чтобы отвратить от меня какую-то большую беду. А тогда я очень переживала и даже ходила к экстрасенсу. Экстрасенс сказала, что всему виной зависть — меня кто-то сглазил.

Выросла я в консервативной семье — родители сами придерживались строгих жизненных принципов и меня к ним приучили. Поэтому красивой себя никогда не считала, точнее, не придавала значения внешности — моральные качества папа с мамой всегда ставили гораздо выше. Я и сейчас думаю, что, когда говорят «красота спасет мир», имеют в виду не только — и не столько — лицо и фигуру, сколько душу -именно она должна быть красивой. Мои сверстницы уже вовсю красились, носили модные платья и проводили время с мальчиками, я же начала взрослеть очень поздно. В школе меня больше интересовала учеба — я была скромной зубрилкой, для которой книги и хорошие оценки важнее первой влюбленности и свиданий. Сейчас понимаю, что все делала правильно: благодаря тому что хорошо училась и не тратила время на вещи, заведомо второстепенные, я и достигла всего того, что у меня есть сейчас. Если бы училась плохо, никогда не смогла бы поступить в Одесскую юридическую академию, с которой начался мой путь на конкурсы красоты — вплоть до самого престижного, «Мисс Вселенная».

Решив поступать на юридический факультет, я выбирала между юридическими вузами Харькова и Одессы, которые считаются лучшими в Украине. Остановилась на Одессе, этот город ближе к моему дому. Помню, как, приехав туда, впервые в жизни увидела море — оно показалось мне огромным и бескрайним, я даже поймала себя на мысли, что такая сильная и непредсказуемая стихия внушает мне страх.

Первое время вдали от дома и родителей мне приходилось очень тяжело. Но постепенно привыкла. Общежитие стало для меня символом студенческого братства, в котором в случае необходимости всегда можно было найти не только помощь и поддержку, но и продукты или деньги. Правда, в последнем я не нуждалась. Семья у нас не бедная, но и не богатая, поэтому я с детства знала цену деньгам и старалась не тратить их понапрасну, чтобы хватало дожить до конца месяца. Материально меня в студенческие годы очень поддерживали родители — мама ездила работать за границу. Во время учебы я начала работать моделью, что тоже приносило мне дополнительный доход.

Все началось с конкурса красоты, проходившего в нашей академии, там меня заметили и пригласили в модельное агентство. Несмотря на то что я никогда не училась ни на каких курсах, у меня все легко получалось -видимо, модельные навыки были заложены во мне природой.

Уже во время летних каникул меня отправили работать в Милан. С одной стороны, я очень обрадовалась такой возможности, но с другой — оказаться вдали от дома и родителей, в чужой стране, было сложно. К тому же я в то время плохо говорила по-английски, потому что в школе, а потом в колледже и академии учила немецкий. Прибавьте к этому тот факт, что перелет на самолете был первым в моей жизни. Мне было и безумно страшно, и безумно интересно: я очень люблю путешествовать, и это мое увлечение, наверное, стало определяющим, когда я принимала решение, ехать мне в Италию на работу или нет. Италия поразила меня — замечательная природа, уникальная архитектура и прекрасные люди. Итальянцы совсем не похожи на нас, украинцев, и мне было очень интересно за ними наблюдать. В разных регионах страны они разные: южане — горячие, темпераментные, северяне — более спокойные и уравновешенные. Украинские девушки пользуются у итальянцев большой популярностью — стоит выйти на улицу, как тебя тут же осыпают миллионом комплиментов. Некоторые могут быть настойчивыми, но я тогда не интересовалась мужчинами, поэтому не относилась к их словам и поступкам серьезно — улыбалась и проходила мимо.

А какие там красивые пейзажи -особенно меня восхитила Сицилия! Я работала во многих крупных городах — Риме, Флоренции, Неаполе. Очень люблю Италию и, как только выпадает возможность, стараюсь там бывать.

Модельную жизнь я знаю с изнанки. К счастью, удалось избежать ее соблазнов. Мне приходилось видеть четырнадцатилетних девочек, которые слишком рано становились взрослыми — во всех смыслах этого слова. На вечеринках и тусовках за ними было больно наблюдать. Мне повезло: ко времени начала модельной карьеры я была старше и понимала, что хорошо, а что плохо. Иногда спрашиваю себя: если у меня когда-нибудь будет дочь и она захочет стать моделью, смогу ли я со спокойной душой отпустить ее в этот бизнес? Пока ответа не нахожу.

Самое сложное в нашей работе — не физические нагрузки, а беготня по кастингам. Их может быть очень много — до десяти-пятнадцати в день, да еще и в разных частях города. Прибавить пробки и огромные очереди везде… Поэтому утром ты берешь в охапку свое портфолио — и вперед, на целый день. Прикладываешь массу усилий, мечтаешь, надеешься (работу, особенно у известных брендов, все стремятся заполучить) -а в результате тебя не берут, и ты испытываешь жестокое разочарование. Но я много работала, поэтому приятных моментов было гораздо больше, чем неприятных.

Из Италии я вернулась совсем другим человеком: скромная домашняя девочка стала более раскованной, уверенной в себе и открытой — благодаря тому, что мне приходилось общаться с большим количеством людей. Все эти новые для меня качества позволили мне задуматься: может быть, я хоть чуть-чуть красивая, и мне стоит пойти на кастинг конкурса «Мисс Украина Вселенная»? В прошлом году Аня Пославская вошла в первую пятерку, это был самый высокий — на тот момент — результат нашей страны. Украина приобрела известность и популярность. Приехав из Милана, я подала заявку на конкурс через Интернет — заполнила анкету и отправила фотографии, мне позвонили и пригласили на кастинг в Киев. Сказать, что я обрадовалась, значит не сказать ничего. Я была просто счастлива: на меня обратили внимание, а ведь там наверняка пытали счастья много красивых девушек. Но и опасения у меня были. Дело в том, что до этого я уже подавала заявку на один довольно известный в Украине конкурс красоты, где меня обещали взять — но с одним условием: я должна была сделать так называемый спонсорский взнос. Мне очень хотелось участвовать, но я не могла себе этого позволить — таких денег у меня не было. «Неужели в Украине нельзя стать участницей конкурса красоты без денег?» — недоумевала я. Но на этот раз организаторам нужна была только я, ни о каких взносах в счет будущих побед даже речи не шло — наоборот, впоследствии в меня вкладывали деньги, чтобы я смогла принять участие в конкурсе «Мисс Вселенная».

На следующее утро я была в Киеве. Устав в дороге, выглядела не лучшим образом, а там было столько красивых девушек, что я грустно подумала: «Мне тут точно ничего не светит!» Но в кастинге все-таки приняла участие: походила, поулыбалась, пофотографировалась — и уехала обратно в Одессу. Думала, что не прошла. Но спустя время позвонили и пригласили еще на один кастинг. Там уже было гораздо меньше девушек — человек двадцать, — и я прошла в финал.

Это было четыре года назад, но я до сих пор помню по именам абсолютно всех девочек, с которыми соревновалась. До этого всегда думала, что закулисье конкурсов красоты имеет неприглядный вид — все стремятся к победе и готовы затоптать тех, кто стоит на пути. Но все оказалось совсем не так: мы сдружились, поддерживали и переживали друг за друга. Нас на неделю поселили в шикарную гостиницу, это была Ривьера на Подоле». Каждый день мы тренировались — нас учили красиво ходить, улыбаться. Помню нашу первую фотосессию, которую делал фотограф Фадиль Бериша, — это было для меня большим событием. Фадиль очень давно работает на конкурсах «Мисс Вселенная» и «Мисс США» и сразу видит, у кого есть перспективы, а у кого нет. Поэтому для меня было очень важно его мнение, а он сказал: «Эта девочка может победить». Он присутствовал в жюри вместе с теннисисткой Каролиной Возняцки, британской певицей Соник и боксером Костей Дзю.

Мне все же не верилось, что предсказание Бсриши может оказаться правдой, поэтому даже попадание в первую пятерку на киевском конкурсе стало для меня событием огромной важности. Когда же начали называть победителей и мы с первой вице-мисс остались на сцене одни, я думала только об одном: «Неужели я? Неужели я?» И надеялась на победу, и боялась в нее верить. Услышав, что победила, я не могла совладать со своими эмоциями, не знала, что мне делать — смеяться или плакать. Потом думала, что надо было, наверное, заранее отрепетировать этот момент, но я этого не сделала.

Немного успокоившись и получив все поздравления, я подумала: «Что же дальше? Представлять страну на международном конкурсе — большая ответственность, ведь на меня будет смотреть весь мир». И мы — я и оргкомитет «Мисс Украина Вселенная» и его глава Аня Филимонова, которая очень много для меня сделала, — начали готовиться. Хорошо, что времени было достаточно — целый год; его предстояло провести очень активно: требовалось стать известной еще до конкурса, имя должно было быть на слуху, а фотографии и интервью постоянно появляться в прессе. В США существуют фан-клубы участниц конкурса. Фанаты следят за всем, что происходит в жизни девочек, и каждую неделю и каждый месяц формируют свой топ конкурсанток. Попасть в топ очень важно, это добавляет известности и популярности. Конечно, на результаты «Мисс Вселенная» это никак не влияет, но дает поддержку и любовь поклонников. Поэтому мы принимали участие во многих благотворительных акциях, летали в Америку – проводили фотосессии, я брала уроки дефиле у преподавателя, который обучает конкурсанток «Мисс Вселенная».

Еще одной целью нашей поездки в Америку была подготовка гардероба. Дело это сложное — конкурсантке нужно очень много вещей. Подготовка к «Мисс Вселенная» длилась три недели, каждый день требовалось постоянно менять наряды: дважды в одном и том же появляться нельзя. Часть вещей мы купили is Америке, часть мне сшили наши украинские дизайнеры — Анастасия Иванова, Яся Миночкина. Много нарядов, в том числе и белое шифоновое платье, расшитое бисером, которое я надевала в финале конкурса, придумала для меня официальный дизайнер «Мисс Вселенная» Шерри Хилл. В общей сложности я привезла с собой три огромных чемодана, в которые поместилось пятьдесят платьев — обычных, коктейльных, вечерних — и столько же костюмов для репетиций. Плюс пятнадцать пар обуви, ведь на конкурсе всякое может случиться, значит, обязательно что-то должно быть в запасе. И финальных платьев, опять-таки на случай форс-мажора, у меня было два. В общем, мне не было стыдно за свой гардероб. Надевая вещь от украинского дизайнера, я с гордостью говорила: «Вот такие таланты есть у нас в стране!»

В это время я познакомилась с «мисс Украина — 2001» и владелицей конкурса «Мисс Украина Вселенная» Александрой Раффин (Николаенко). Мне в жизни вообще везет на хороших людей, и Саша — одна из них. Во время конкурса мы с ней общались каждый день, она приглашала нас в свой дом в Лас-Вегасе. Саша дала мне очень много важных и полезных советов. Например, научила, как отвечать на вопросы — этого конкурса я боялась больше всего. Саша сказала, что часто именно волнение мешает найти хороший ответ на вопрос, но самое главное — не быть категоричной и не принимать какую-то одну сторону, а дать понять, что может быть так, а может и иначе. Надо ответить так, чтобы никто не обиделся, — настоящая королева красоты должна быть дипломатом. На репетициях я вспоминала ее слова и пыталась скорректировать свой ответ в соответствии с этим советом, что на самом конкурсе мне очень помогло.

Первым городом в Америке, в котором я побывала, был Лас-Вегас. Мне он не очень понравился — до сих пор считаю его искусственным, городом перманентного и натужного веселья. Мы туда приехали работать, у нас были съемки и примерки, поэтому в атмосфере праздника нам было немного не по себе. А вот Нью-Йорк, куда я прилетела на съемку к дизайнеру Шерри Хилл, полюбила с первого взгляда, лишь увидев по пути из аэропорта Кеннеди силуэты его знаменитых небоскребов на фоне неба. Не могу сказать, что он самый красивый и чистый в мире: в нем мало зелени, много камня и бетона, но я бы сравнила его с мужчиной -для него важна не столько внешняя привлекательность, сколько харизма. У Нью-Йорка есть харизма и энергетика. Тогда я даже представить себе не могла, что когда-нибудь буду жить в этом городе.

Вот настал день отъезда в Бразилию, на конкурс. До «Мисс Вселенная» я знала об этой стране, наверное, только то, что «там много-много диких обезьян», хотя их мы как раз и не видели. По дороге в Сан-Паулу, где проходил конкурс, мы проезжали джунгли — я нигде больше не видела таких красивых и нетронутых цивилизацией девственных мест, буйства тропической зелени. От самого города, который является современным бизнес-центром, я в восторг не пришла. Наверное, Рио-де-Жанейро понравился бы мне больше, но его организаторы почему-то не выбрали.

Времени на акклиматизацию и привыкание к другому часовому поясу у нас не было, мы сразу же включились в совершенно сумасшедший конкурсный ритм. На завтрак выходили в семь утра, и в это время уже нужно было быть при полном параде. Вставать приходилось в пять, а ложились мы поздно, потому что ужины и встречи затягивались надолго. Соблюдать такой режим невероятно сложно, поэтому единственное, о чем я мечтала, — выспаться. Я ужасно уставала, и иногда мне казалось, что наступает предел моим силам — как физическим, так и моральным. Бывало, что я в истерике звонила родителям: «Все, не могу больше — хочу домой!» Они и Саша Николаенко, которая поддерживала меня на протяжении всего конкурса, успокаивали меня. Главным доводом были слова: «Ты не можешь бросить все на полпути — надо дойти до конца!»

Видимо, из-за постоянного волнения мне все время хотелось сладкого. Однажды для нас в шесть утра открыли огромный супермаркет, по которому мы с девочками носились как шальные. Не знаю, что покупали другие конкурсантки, я же набрала полную корзину всяких сладостей.

С климатом нам повезло — мы поехали в Бразилию в конце лета, а там в это время как раз конец зимы, когда жары еще нет и температура очень комфортная. Мы жили в одной комнате с «мисс Грузия» — очень хорошей девочкой, с которой до сих пор общаемся. Отношения, сложившиеся в условиях постоянных переживаний и волнений, как правило, сохраняются надолго.

По мере того как мы готовились к конкурсу (а это ни много ни мало три недели), я начинала все лучше и лучше понимать, как проходит отбор. Жюри обращает внимание не только на внешность, но и на множество других факторов -доброжелательность, умение общаться, характер. Например, латиноамериканки, которые с первого взгляда поражали своей экзотической внешностью, при более близком знакомстве оказались не такими уж привлекательными — выяснилось, что они не слишком приятны в общении.

Я с удивлением узнала, что у жюри есть свои люди — его глаза и уши, которые следят за девушками буквально везде: в столовой, в спортивном зале, у бассейна. Доверенным лицом жюри может быть кто угодно — горничная, официантка, охранник. Они внимательно наблюдают за тем, как девочки ведут себя не только на сцене, в свете софитов, но и в обычной жизни — в общении с другими конкурсантками, с обслуживающим персоналом. Все, вплоть до мелочей, учитывается и суммируется.

Уже на самом конкурсе, во время дефиле в купальниках, была уверена, что дальше не пройду. Несмотря на то что перед поездкой я специально набрала несколько килограммов, мне казалось, что мое тело далеко не идеально, особенно по сравнению с теми же латиноамериканками, которые сложены просто божественно. В общем, ожидала неминуемого провала, но, когда узнала, что вошла в десятку финалисток, поняла: это шанс! Что до латиноамериканок, которые так меня восхищали, то ни одна из них в итоге не попала даже в первую десятку. В отличие от киевского конкурса, где у меня было предчувствие победы, на «Мисс Вселенная» я в ней сомневалась. Думала, что, возможно, стану первой вице-мисс — в результате так и получилось. Накануне финала -мисс Россия» рассказала о своем сне, в котором на мою голову надевали корону победительницы, — по ее мнению, это пророчило мне победу. Она чуть-чуть не угадала: я заняла второе место, став первой вице-мисс. Помню, как мы с победительницей, Лейлой Лопес из Анголы, перед оглашением окончательного результата, стояли на сцене, взявшись за руки, — от волнения наши ладошки были влажными, сердца стучали. Я думала о том, что на меня в этот момент смотрит весь мир, в том числе и два главных для меня человека — мои родители, которые гордятся мной. Но самой счастливой я почувствовала себя на следующий день, когда меня начали поздравлять и мои друзья, и совсем незнакомые люди, которые писали мне приятные слова.

Второй результат на конкурсе Мисс Вселенная» — самый высокий для Украины на сегодняшний день -стал для меня тем жизненным шансом, который я не упустила. Будучи человеком самокритичным, часто анализирую свою жизнь и свои поступки. Долгое время я не могла понять: за что мне дано судьбой такое счастье? Девушка из маленького городка в Ивано-Франковской области достигла таких высот! Даже ругала себя — считала, что недостойна того, что получила. Сейчас понимаю, что все сложилось так, как должно было быть, а я своими негативными мыслями во многом предопределила то, что произошло со мной вскоре после конкурса.

Вернувшись домой, осознала, что популярность накладывает на человека массу обязанностей. Съемки и интервью сменяли друг друга, поэтому я ничего не загадывала на будущее, а, как Скарлетт О’Хара, говорила себе: «Я подумаю об этом завтра». Традиционно победительницы конкурсов красоты занимаются благотворительностью. Сразу же, не успев как следует отдохнуть, я улетела в Сингапур, много благотворительных и рекламных мероприятий было и в Украине. Злополучный полет на воздушном шаре через несколько месяцев после конкурса был частью аукциона «Звезды на продажу» — вырученные от него средства фонд АнтиСПИД» направлял на лечение людей с этим заболеванием. Я как чувствовала, что добром это не кончится, решилась не сразу, но потом все-таки согласилась.

Никто не понял, как это произошло; пилот, управляющий воздушным шаром, говорит, что мы приземлились нормально, без падений. Удар о землю был слабым, никто больше не пострадал, а меня боль пронзила с ног до головы. Врачи скорой почему-то не оказали мне необходимую в таких случаях первую помощь и повезли в больницу, не наложив шину и не зафиксировав ногу. Каждая ямка на грунтовой сельской дороге отзывалась во мне адской болью — ничего подобного я до тех пор не испытывала. Сначала меня отправили в Васильков, а уже оттуда забрали в киевскую клинику. Оказалось, сломаны две берцовые кости. Мне сделали операцию, вживив в ногу титановый штифт.

Впоследствии, когда его извлекли и показали мне, я испугалась -он оказался огромным, целых сорок сантиметров. Врачи отдали его мне — сохранила на намять. Лечилась я почти полгода — сначала в Киеве, потом дома; долгой была и реабилитация, во время которой я могла передвигаться, только опираясь на костыль. После наполненных событиями месяцев тишина и вынужденное бездействие на больничной койке показались мне утомительными. Чтобы чем-то себя занять, я много думала и вспоминала свою жизнь — всю, с самого начала. И опять спрашивала себя: «Почему это случилось, да еще и в такой важный для меня момент?» Сейчас верю, что моей жизнью управляет кто-то очень добрый, и, возможно, это было сделано для того, чтобы отвратить от меня какую-то беду. Тогда же я очень переживала и даже ходила к экстрасенсу, которая сказала, что всему виной зависть — меня просто кто-то сглазил.

Впоследствии узнала, что человек, купивший лот на полет со мной на воздушном шаре, давно был влюблен в меня. Он терроризировал дирекцию конкурса «Мисс Украина Вселенная» и мою подругу, дизайнера Настю Иванову, добиваясь встречи, потом долго убеждал их, что мне не нужно лететь — это плохо кончится. Так и вышло. Потом я еще долго страдала от его навязчивости. Я вообще обладаю «даром» привлекать к себе неадекватных поклонников, в этом смысле сполна ощутила на себе оборотную сторону популярности. (Доило мне выиграть конкурс «Мисс Украина Вселенная», как у меня сразу же — в тот же вечер! — появилось множество поклонников. Тут очень важно было понять, где заканчивается тщеславие, заставляющее мужчину ухаживать за королевой красоты, и начинаются настоящие чувства — часто девушкам трудно определить эту грань. Мне удавалось понять, кто относится ко мне с искренним интересом, а кому льстят моя корона и известность. Тут сыграла свою положительную роль моя природная осторожность — чтобы войти ко мне в доверие, человеку нужно очень постараться, и понадобится для этого как минимум год. Да и не было у меня тогда времени на личные отношения, поэтому я старалась их избегать. Мужчины всячески пытались завоевать мое сердце, но оно так ни разу и не дрогнуло.

Я думала о другом. С самой первой встречи меня манил Нью-Йорк, поэтому я решила поехать туда на месяц — поработать моделью, присмотреться к местному укладу жизни. В результате влюбилась в этот город окончательно и бесповоротно и решила там остаться. Посетив несколько выставок и познакомившись с местными художниками, поняла, что хочу изучать искусство — нынешним летом я буду поступать в американский Институт технологий и дизайна на факультет искусствоведения. Моя мечта — продвигать украинских художников и скульпторов, они заслуживают мирового признания.

Раньше я во всех интервью говорила, что пока не встретила своего единственного, но сегодня могу признаться: это наконец-то произошло. Мы познакомились в Нью-Йорке, он уроженец одной из республик СНГ, так что менталитет у нас похожий. Я смогла преодолеть свою недоверчивость и открыть ему сердце. Не скажу, что возникла любовь с первого взгляда, но, уехав на время — мне это было нужно, чтобы определиться со своими чувствами, — я поняла: наверное, все же судьба. И сегодня мечтаю о семье — женщина может достичь невероятных высот в карьере, но, если у нее нет семьи, она в жизни не состоялась.

Мы с моим молодым человеком живем на 54-м этаже. Из окон нашей квартиры открывается потрясающий вид на весь Манхэттен. Не зря говорят, что Нью-Йорк — воздушный город: чем выше живешь, тем лучше. Больше всего я люблю смотреть в окно на закате — на Манхэттене самые красивые в мире закаты. Они кажутся неземными — ни на одном море или океане я таких не видела.